Photographer Andrey Zuev

Фотография - профессия и хобби. 

Выдержки из дипломного сочинения

2.5. Разговор после прогулки

О разных аспектах свадебной фотографии, карьере свадебного фотографа,  интернете и оценке фотографий.

     Мелкая крошка, которой посыпаны дорожки, играет под ногами; невысоко поднимается тяжелая пыль и очень скоро оседает обратно. Уставшая свадьба двигается на выход из парка. «Есть какой-то секрет в фотографии кроме объективов? Как ты делаешь такие кадры?»,- спросил поравнявшийся со мной Роман, имея ввиду, видимо, фотографии природы, что я показывал ему на своём телефоне.

     Почему бы не поделиться тем опытом, который сумел постичь? Опасно учить, когда сам мало знаешь, но здесь я вряд ли смогу ввести в заблуждение молодого человека, или направить его мысли в другую сторону…

     Кто-то далёкий от фотографии, глядя со стороны, скажет, что фотографирование сводится к наведению объектива на объект съёмки с последующим нажатием на кнопочку. Он, безусловно, будет прав; и в то же время не прав, ибо «все мы знаем: в словах есть смысл, но нет истины».[1]  Как простые действия укладки кирпича являются кульминацией возведения стены после проведения необходимых инженерных расчетов, прокладки коммуникаций и подготовки фундамента, так и момент нажатия на кнопку спуска затвора фотоаппарата – лишь кульминация в создании фотографического изображения, которому, как и строящемуся зданию, требуется и предварительная  подготовка, и последующая отделка.

     Секрет? Здесь много секретов. Начнём с того, что все фотографы, не важно, в какой сфере они работают, должны, как минимум, понимать основные принципы получения фотографического изображения и знать основы композиции (ведь для того, чтобы нарушать правила, надо их знать). Композиция, ракурс, момент съёмки и смысл кадра - важнейшие равноправные составляющие отличной фотографии, их равновесие - идеал стремления любого фотографа. Нельзя исключать что-то или ставить один над другим. Если на фотографии видно доминирование чего-то, её нельзя уже назвать безупречной – она превращается в просто хорошую фотографию.

     Далее. Всех фотолюбителей объединяет любовь к изображениям и к самому процессу фотографирования. Но главный секрет кроется в любви к объекту съёмки, ибо хорошо фотографировать получается то, что любишь. Каждый любит что-то своё. Я, например, люблю природу, а кого-то, скажем, «цепляют» автомобили, кто-то город, архитектура, кого-то… да что угодно.

     На свадьбе, чтобы провести хорошую съёмку, я должен, как близких друзей, полюбить молодоженов. Редко, но попадаются всё же люди, с которыми ну никак не получается установить эмоциональный контакт. Тогда из души уходит поэзия, и съёмка получается малоэмоциональной. Снимая такую пару, перестаешь пытаться уловить их внутренний мир, взгляды и эмоции, и на первое место выводишь только антураж и позу. В такой съёмке невольно начинают преобладать общие планы. Фотография должна идти от души. Когда она идёт от головы, исчезает поэзия, и мы получаем «свадебный ширпотреб». 

     Я снимаю и репортаж и постановку, не обращая внимания на то, что считается модным. Важна лишь пара и их пожелания, ведь то, что применимо к одним людям, может оказаться недопустимым для других. Надо чувствовать объект съёмки. Я смогу объяснить, почему устанавливаю именно такую экспозицию на фотоаппарате, именно с этого ракурса снимаю, именно так строю композицию кадра, именно такой свет использую и именно в этот момент жму на кнопку. Но что тебе от этого? Желая стать поэтом, чтобы постичь секреты мастерства, ты можешь разобрать поэзию Пушкина, начав со стихотворного размера, продолжив разбором предложений и закончив падежами. Получившийся результат можно будет даже подчинить какому-нибудь математическому закону, придумать формулу, построить график и повесить его на стену; или обсуждать ночами на форумах. Но что даст это расчленение? Оно не родит в тебе нового Пушкина, ничего не расскажет о вдохновении, о внутренней мелодии, о любви, побуждающей поэта, художника, композитора или скульптора браться за свой инструмент, из под которого выходит произведение. Вот почему «в стихах ради денег не бывает поэзии»[2].

     Искусство существует не для того, чтобы быть предметом исследования, а для того, чтобы, в числе прочего, быть средством эстетического воспитания человека; оно не подчиняется логике, оно подчиняется лишь чувствам, и рождается для того, чтобы волновать их. Секрет созидания сидит внутри каждого, являясь его индивидуальностью, и складывается из множества веточек, проросших из семян любви, опыта, воспитания, религии, своей философии, образования, наблюдения… Чтобы немножечко причаститься к таланту Пушкина, не стоит мчаться в Михайловское (хотя такая поездка будет, безусловно, приятной и познавательной), не стоит разбирать на приставки – суффиксы – окончания его стихи; стоит лишь наслаждаться его поэзией, погрузившись в неё, как в воду, с головой. Вынырнешь ты уже немножко другим человеком. А чтобы научиться видеть и воспроизводить, надо созерцать. Через созерцание надо причаститься к шедеврам и признанным работам изобразительного искусства и фотографии. Посещая музеи изобразительного искусства и крупные выставки фотографии, ты получишь то, чего не дадут ни в одной школе фотографии: у тебя непременно начнёт формироваться и созревать твоё собственное видение, твой собственный стиль.

     Но будь аккуратнее с интернетом: он может опошлить твой взгляд, тем самым обворовав тебя. Именно потому я говорю о выставках – там подобраны работы, признанные многими специалистами. Сейчас создать сайт и разместить там свои «шедевры» может каждый. Как показывает опыт, будучи посредственным, не сложно заручиться огромным количеством «лайков», и восхитительных комментариев. Для этого надо быть не столько одарённым, сколько общительным, ведь лицемеров, способных в сети интернета вознести бездарность, вокруг хватает. К ним примыкает армия людей малограмотных (ведь именно такие, как подметил Шопенгауэр, ищут общества, находясь в постоянном обсуждении чего-либо), оценивающих работы, опираясь на свои скудные познания, а потому способных восхищаться чем-то вполне тривиальным лишь потому, что прежде не видели ничего подобного. Просмотрев многие тысячи изображений, ты научишься не только чувствовать, но и видеть фальшь, а это поможет более объективно оценивать работы; и чужие, и свои. Плавно ты перестанешь довольствоваться получаемыми результатами и перейдёшь на более качественный уровень.

     Секрет фотографии не кроется в знании фототехники и умении ей управлять, правильно устанавливая экспозицию; он кроется в чувствах, подсказывающих, как именно применить свои навыки управления. Ты умеешь «на глаз» устанавливать баланс белого, читать кривые, говорящие о характеристиках оптики, настраивать дистанционное управление фотовспышкой, у тебя есть по-настоящему «крутой» объектив, и уже потому ты называешь себя фотографом? Не спеши: ты сделал лишь шаг. Ведь умение смешивать краски не говорит о таланте художника; умение извлекать из музыкального инструмента гармоничные звуки не говорит о таланте композитора так же, как не говорит о таланте поэта знание языка и стихотворных размеров. Обладание инструментом ничего не говорит о таланте его владельца. Но мало обладать инструментом и уметь им пользоваться. Умение лишь помогает созидать, когда у их обладателя засветится внутренний огонёк, который не может объяснить ни одна наука. Скульптор станет скульптором, когда, исправив одну за другой все ошибки, увидит, что ему уже нечего поправлять в его первой скульптуре, что она обрела гармонию. Но что за художник, не умеющий пользоваться палитрой? Что за композитор, не умеющий воспроизвести своё творение? Что за поэт, путающий значения слов…

     Заказчик будет смотреть на себя, своё мероприятие, или на иной объект твоими глазами. Каждому хочется, чтобы это были глаза воспитанного, думающего человека, которые умеют вычленить из потока событий именно те моменты, которые хотелось бы видеть.

     Научиться фотографии? Это комплекс знаний, ключевое из которых как я уже говорил, умение видеть. Это звено, которое порождает стиль фотографа (или же является неотъемлемой его частью). Можно научиться управлять фотокамерой, настраивать свет, но научиться видеть невозможно, как невозможно научиться любить. Это умение приходит само (или не приходит). Но его можно «подтолкнуть», окружив себя признанными произведениями изобразительного искусства и фотографии. Что именно ты почерпнёшь из них – подскажет только твой внутренний мир, твоя философия. Может, это будет сюрреализм или кубизм, или классицизм; это только твой неосознанный выбор – к чему «ляжет» душа. Направление, так же, подскажет твой внутренний мир, что это будет: пейзаж, портрет, жанр, или что-то ещё…

     Таким образом, вот она, формула, способная привести к высокому результату в фотографии: Люби; Чувствуй; Созерцай; Практикуй.

     Прежде я обращал внимание на оценки своих фотографий на фотосайтах, мои работы попадали в «Фото дня». Но совсем скоро разочаровался в этих галереях и перестал там размещаться. Как может быть иначе, когда видишь кучу восторженных комментариев под самой посредственной работой, и, напротив, нелепые обвинения в нарушении композиции, или чего-то там еще под снимком, который достоин внимания (здесь речь идёт не о моих фотографиях, а о наблюдениях вообще). Самый большой урон этим я нанёс лишь своему тщеславию, почитаемому, впрочем, за греховную страсть. Вообще, в фотографии сложно быть объективным, ведь изображение, восхитившее одного человека, может оставить абсолютно равнодушным иного, восхитившегося, в свою очередь, чем-то другим. Оценка работы фотографа зависит не только от вкуса, но и от образования зрителя. Если прохожий похвалит твою работу, тебе, безусловно, будет приятно; но он хвалит, не посягая на объективность, он лишь зритель, а потому вскоре ты перестанешь довольствоваться такими похвалами, тебе захочется услышать весомое мнение. Но чьё мнение можно назвать таковым? И может ли оно быть действительно весомым? В интернете встретить взвешенную оценку - редкость. Многие выдают желаемое за действительное, и, возомнив себя высокими специалистами, критикуют направо и налево. Нередко такие критики противоречат друг другу. Прислушиваться или нет – личное дело каждого, но против стандартных сообщений о нарушении композиции, «не таких» тенях и т.п., весомой будет аргументированная критика, подкрепленная советом, как сделать лучше. Надо помнить, восприятие фотоизображения любым человеком склонно к искажению призмой его субъективности, состоящей из собственного опыта и восприятия. Помни слова классика: «Никогда не заботься, чтобы твои поступки правильно поняли. Их не поймут»[3]. С пониманием фотографии у людей всё обстоит еще сложнее…

    Во все времена ценным в человеке являлось и является «быть», а не «казаться» (имеется ввиду - выглядеть в глазах других), ибо казаться ты можешь кем угодно, а быть только тем, кто ты есть. Другим людям ты покажешься, скорее всего, ни тем, кто ты есть, ни даже тем, кем хочешь быть в их глазах,  а потому – какое тебе дело до их заведомо искаженного мнения? Делай своё дело по-настоящему, не оглядываясь на других: к чему этот конформизм?

     Получив результат, заказчик не может представить, каким он мог бы быть, если бы работал другой фотограф. При этом нельзя говорить лучше – хуже. Результат был бы другой, но только по нему нельзя оценивать мастера. Портфолио далеко не всегда является показателем мастерства (мы видели, как формируются некоторые примеры работ).

     Я готов был убить туповатого бесцеремонного фотографа, (явившегося образцом того, как не должен работать мастер), который снимал выписку моего второго ребёнка из роддома, и даже написал соответствующий отзыв, но, несмотря на это, за неимением выбора, всё же купил несколько фотографий. Знакомые, посмотрев на них, могли бы сказать: нормальные фотографии. Но я никогда не посоветовал бы им этого «фотографа».

     Одно дело оценивать результат, другое давать оценку фотографу в целом, а это комплексный взгляд. Вряд ли кто-то будет терпеть бесцеремонность  какой-нибудь специалиста ради его сомнительных шедевров. Так же абсурдно оценивать стиль работы, не глядя на результат. Оценку фотографу надо давать, анализируя общее впечатление от его работы (взаимодействия с клиентом), и от результата его трудов (готовые фотографии). Мне очень нравится высказывание моего любимого писателя на эту тему: «Слеп тот, кто судит о человеке по его занятиям, плодам трудов или достижениям»[4].

     Всегда необходимо помнить, что не торжество создаётся для фотографа, а фотограф приглашён на торжество, потому попытки подстраивать или менять ситуацию под себя можно считать дурным тоном.

     Ты спрашиваешь, как начать эту карьеру. Вот уж где я плохой советчик. Если бы сам хорошо знал, сегодня снимал бы напрямую, а не от агентства. Но могу поделиться наблюдениями, ведь неумение перебирать струны не мешает мне слышать, где фальшивит гитарист.

     Есть разные пути, ведущие в этот бизнес. Выбор одного не исключает других, ибо они могут пересекаться, или переходить из одного в другой. Наименее затратный из них, но и приносящий немного отдачи – начать сотрудничать с агентствами. Конечно, для этого тебе потребуется портфолио (впрочем, оно будет нелишним в любом случае). Многие создают его на свадьбах друзей. Другой путь – самостоятельно раскручивать себя, создавая сайты, странички в социальных сетях и т.п. Существуют специализированные «продвинутые» сайты – порталы, предлагающие размещать информацию о себе за деньги. Об эффективности ничего сказать не могу, но по рекламе видно, что чем больше платишь, тем круче они тебя преподнесут. Кроме этого, сейчас проводится множество тусовок - мастер-классов сумевших заявить о себе фотографов. Все они, разумеется, стоят денег. Некоторые из них, по сути, являются уроками по обработке фотографий, некоторые - бизнес-тренингами, а иные сходятся к фотографированию наряженных в свадебные платья моделей. Кстати, «бизнесмены свадебной фотографии» нередко своё портфолио набирают с таких мастер-классов. Лично я отношусь к таким мероприятиям скептически: посмотрев несколько раз, о чём там говорится и что творится, я не открыл для себя ничего нового. Сложилось впечатление, что это, скорее, тусовка фотографов, которым некуда девать деньги. 

     В этой сфере конкуренция, пожалуй, выше, чем где бы то ни было. Ведь получить фотографическое изображение стало доступнее, чем прежде: уже нет необходимости покупать дорогие плёнки, проявлять, печать; не нужно, как может показаться, знать основ экспозиции… Сейчас каждая вторая девочка, кому папа купил зеркальный фотоаппарат, делает какие-то попытки зарабатывать с его помощью. Или достаточно зрелые молодые люди, идущие в этот бизнес именно ради бизнеса. У меня есть такие знакомые персонажи. Одна заявила, представь, что её парень скоро даст ей фотоаппарат, и она будет «профессионально фотографировать», при этом, когда я что-то сказал про светочувствительность, а она спросила, что это такое. Или другой - мелкий бизнесмен, чьё дело со временем пошло на спад, заявил, что продаст остатки товара, купит на эти деньги фототехнику и пойдёт туда, где, по его мнению, деньги только успевай хватать – в свадебную фотографию. И ведь, как это всегда было, наиболее ушлый из них непременно сумеет заявить о себе!

     Но какой результат сумеет он дать, если основной его опыт состоит из съёмки фотомоделей в подготовленных заранее для него условиях света и антуража? Ему не надо думать, как поставить её – она сама найдет лучшую позу; ему не надо думать о свете – всё уже решено: только нажимай на кнопку, и выкладывай в сеть. Сколько же времени потребуется такому фотографу, чтобы поставить в такую же изящную удачную позу, какую так естественно принимала эта модель, самую обычную невесту? Но тут его ждет уловка: талия у невесты, скорее всего, не так гибка, как у той фотомодели, и в поставленной «позе» она будет выглядеть, конечно, красиво, но, скорее всего, неестественно. Подруги скажут: «Вау! Здорово! Но это не ты. Ты здесь на себя не похожа». Эта натянутость видна будет даже и незнакомым людям. Красиво снять фотомодель сможет любой. Я откровенно отдыхаю и наслаждаюсь работой, если попадается артистическая пара, чувствующая своё тело и знающая, какие фотографии хочет получить. Получается очень лёгкая и азартная съёмка, когда забываешь о времени и снимаешь, используя все, что оказывается рядом.

     Многие новички делают неплохие фотографии, согласен. Одна фотография привлекает основное внимание игрой цвета, другая – удивительным светом, третья – гармоничной композицией, четвертая может являть собой удачно выхваченный момент, пятая - передавать или создавать какое-то настроение, шестая демонстрировать что-то необычное для зрителя. Каждое из этих качеств является доминирующим для того или иного изображения, тем ключевым чем-то, выделяющим именно эту фотографию из множества других. Но сделать фотографию исключительной может совокупность нескольких таких качеств на одном снимке. Фотографу, обладающему большим опытом съёмки, гораздо проще, фотографируя, положим, что-то необычное, уследить одновременно и за светом, и композицией, не говоря об экспозиции. У него число «Фи» сидит в голове, помогая автоматически, не тратя на это сознательного времени, компоновать кадр…

 

2.6. В ресторане

О трансформации свадебных обычаев, о переходном (переломном) периоде в фотографии, об одежде фотографа

 ... Гостей ждут несколько круглых, уже обильно уставленных закусками и напитками столов, а у молодоженов – свой, прямоугольный, особенно оформленный, но мало отличающийся от столов других пар, «президиум». В историческом смысле ещё совсем недавно, лет пятнадцать назад, столы ставились в один ряд, или, если гостей было много, - буквой «П». Сейчас в Москве такого уже давно не встречал. Впрочем, за это время в праздновании свадеб изменилось не только оформление. Короткий постсоветский период, явившийся переходным, решил оставить у себя некоторые свадебные традиции, не пустив их в новое время. Замечено, что гости сейчас не так сильно (не так массово) напиваются. Бывает, иногда, что кто-то «переберёт», но это становится уже скорее исключением и может говорить о растущей цивилизованности русского народа. Ушла традиция, когда соседи преграждают молодым путь возле дома, требуя «откупную» бутылку и закуску. Свадебные кортежи в столице плавно уступили место арендованным вместительным лимузинам и микроавтобусам. Сейчас свадьбу тоже, бывает, сопровождают несколько автомобилей, но их количество уменьшилось, да и сам смысл свадебного кортежа переменился: теперь он не несёт демонстрационной цели, прежде количеством автомобилей, или их классом, показывавшей статус свадьбы; вместе с этим пропало восприятие взаимосвязи машин  в кортеже; осталась лишь цель перемещения в пространстве из точки «А» в точку «Б». Пока это справедливо лишь для столицы, подчеркивая разрыв, в контексте социальной жизни человека, Москвы с миром, живущим за пределами кольцевой. Москва, если смотреть  на взаимодействие людей, является государством в государстве, поскольку имеет свои  собственные условности, создаёт иные ценности для своих жителей.

     В России ни разу не приходилось быть свидетелем того трогательного свадебного обряда, заставлявшего прослезиться не только женщин, который часто проводится в Украине и Белоруссии: когда мама невесты снимает с дочери фату и повязывает платок. С этим платком она словно передаёт право быть хозяйкой нового дома, словно подводит итог прежней жизни, когда она являлась учителем и наставником дочери, и отпускает её в жизнь самостоятельную. Смысл этого обряда близок к обряду передачи домашнего очага, проводящемуся у нас, только первый гораздо символичнее и трогательнее. Я бы даже сказал, что он более метко и глубоко передаёт суть своего замысла.

     Почти совсем перестали «украдать» невесту; туфлю невесты тоже утаскивают всё реже. Зато сейчас свадьбой обязательно управляет ведущий. Это прежде был тамада, который выбирался из наиболее весёлых и разговорчивых приглашенных. Теперь - ведущий мероприятия. Современные ведущие имеют свой реквизит и обязательный набор разнообразных конкурсов. Есть поющие ведущие, есть фокусники, есть «разговорники». Т.е., люди, обладающие какими-то артистическими данными, которые являются их «фишкой», и которыми они иногда «угощают» гостей. Сейчас это тоже бизнес, и в борьбе за клиента каждый придумывает и применяет свои приёмы. Вообще артист тщеславен по своей природе, ибо на то он и артист, чтобы на него смотрели. И среди ведущих попадаются такие тщеславцы! Но есть и на удивление не подвергшиеся воздействию этого порока специалисты.

     Прежде, в 80-е годы прошлого столетия, самая ходовая фотоплёнка имела светочувствительность всего 64 единицы. Она требовала много света. Были еще - 32 единицы (этой плёнке света надо было больше), и более чувствительная к свету - 135 единиц. Чем выше ISO, тем выше светочувствительность материала и больше зернистость, и, как следствие, - хуже качество получаемого изображения. С такими материалами не могло идти речи о работе в помещении без дополнительного света (более чувствительные фотоплёнки, с ISO 200 и 400 единиц, имевшие невысокую зернистость, появились потом, в 90-х.). Ходовые фотовспышки имели нерегулируемую мощность и были буквально привязаны к чемоданчику, в котором находился питающий лампу конденсатор, получавший питание от розетки или большой батарейки, отсек для которой находился там же. При съёмке со вспышкой экспозиция на фотоаппарате зависела от расстояния до объекта съёмки и регулировалась по таблице, прилагаемой к вспышке, окошечком диафрагмы. Автофокуса на камерах тоже не было, резкость приходилось наводить вручную. Такая работа требовала от фотографа не только теоретических знаний, но и навыков для быстрого управления своей фотографической системой. Глядя в видоискатель, ему приходилось в первую очередь думать об экспозиции, потом - о фокусировке, и параллельно со всем этим – о сюжете, композиции и ракурсе. На следующий кадр фотоплёнка переводилась вручную, что серьёзно сказывалось на скорости съёмки. Одна стандартная кассета фотоплёнки была рассчитана на 36 кадров, но, если зарядить плёнку аккуратно, на неё можно было сделать даже 38 снимков. Имея ограниченное количество плёнки, фотограф подходил к съёмке очень взвешенно, обдумывая каждый кадр.

     Семейная фотография последнего периода советского времени не являлась ни средством, ни частью коммуникации и предназначалась, в основном, для сохранения не столько самих моментов жизни, сколько просто образов людей. Альбомы просматривались в узком кругу знакомых: родственников, друзей, близких знакомых и коллег. Потому профессиональная свадебная фотография сходилась лишь к фото в ЗАГСе, имея цель оставить на годы образы молодоженов и их гостей, и сам момент росписи. Иные свадебные моменты, в том числе застолье, либо не снимались вовсе, либо их запечатлевал на свой фотоаппарат какой-нибудь фотолюбитель из числа приглашенных гостей.

     Ситуация стала меняться с появлением более совершенной фототехники. Первый зеркальный автофокусный фотоаппарат был произведен в 1983 году, однако широкое распространение в России, как водится, такая техника начала получать лет десять спустя, своим появлением значительно ускорив и упростив работу фотографа. В числе других новинок, сделавших работу фотографов конца прошлого века проще, стали и автоматическая протяжка плёнки, ускорявшая серийную съёмку, и автоматическая установка экспозиции, и компактные, более экономичные фотовспышки, освободившие фотографа от зависимости от электрических розеток, и таким образом позволившие ему теперь свободно передвигаться помещении. Возможность быстрой обработки отснятого материала, которую начали предлагать появившиеся многочисленные фотолаборатории, освободила многих фотографов от необходимости заниматься этим самостоятельно. Это же сделало фотографию значительно более доступной для широкого потребителя. Одновременно на прилавках появилось огромное количество доступных по своей цене небольших автоматических фотоаппаратов, за внешнее сходство формы получивших в народе прозвище «мыльница». Так фотография сделала свой очередной уверенный шаг «в народ». Количество людей, чьим хобби стала фотография, значительно возросло. Следовательно, стали больше фотографировать, эксперементировать, что положило начало формированию нового спроса и повысило планку профессиональных фотографов. Всё это не могло не повлиять и на развитие свадебной фотографии.

     Появившаяся возможность более доступно, чем раньше, сохранить в фотографиях яркие события жизни, сформировала соответствующий спрос. Посещение памятников, и вечного огня, бывшее традиционным на свадьбах прежде, плавно сменила фотосессия. Фотограф начал сопровождать свадьбу уже в течение всего дня, сохраняя на плёнке утро невесты, выкуп, ЗАГС, прогулку и, в завершение, ключевые моменты в ресторане.

     В заранее оговоренную плату входила не только работа специалиста, но и расходные материалы: фотоплёнка, фотобумага и химия для их обработки (или услуги по проявке-печати фотографий). Потому количество фотопленок, которые будут использованы, фотограф, опираясь на собственный опыт, оговаривал заранее. В 2001 году фотограф, выбранный по одному из многочисленных объявлений в газете на нашу с первой женой свадьбу, приехавший на встречу с альбомчиком, где были разложены его свадебные фотографии, пообещал за средний по Москве гонорар (я сейчас уже не помню точно сумму, кажется, 4,5 тысячи рублей) потратить на нашем торжестве стандартное же количество - пять фотопленок  (это 180 снимков), и объявил, что за использование сверх этого придется доплачивать. Ничего необычного он не снимал: выкуп, ЗАГС, небольшая прогулка и ресторан. Постановочные фотосессии в то время только начинали входить в свадебную фотографию. Тем не менее, по техническому качеству снимков было видно, что они сделаны профессионально: качество фотографий отличалось от того, что я снимал на свой «Зенит» со штатным «Гелиосом».

     Сейчас это уже сложно представить, но такая ситуация наблюдалась всего десятилетие назад. Новый, можно сказать – революционный, шаг в своём развитии фотография сделала, когда цена на появившиеся цифровые камеры сделала их доступными для широких масс. Отсутствие расходных материалов и возможность сразу видеть результат съёмки явились неоспоримым достоинством новой фототехники. Цифровые «мыльницы» стали использоваться повсеместно, дав возможность прикоснуться к фотографии буквально каждому желающему. Профессионалы, как это обычно бывает, когда появляется что-то революционно новое, сначала относились к цифровой технике скептически, за скорость получения фотографии считая её, скорее, баловством. В целом они были правы – цифровые технологии изначально были ориентированы более на широкого потребителя, дав возможность профессиональным фотографам ещё какое-то время побыть в положении людей, обладающих какими-то особыми знаниями и навыками. Но примерно с 2005 года началась стремительная «оцифровка» и профессионалов.

     Современные мобильные телефоны снабжены фотокамерами, не уступающими по качеству получаемого изображения первым широкодоступным цифровым «мыльницам». Как следствие, среди современных молодых людей сложно найти человека, который не столкнулся бы, пускай даже не зная названия этих понятий, с ракурсом и композицией. Автоматика цифровых фотокамер делает в каком-то роде фотографом даже пользователя, не знающего не только основ экспозиции, но и такого слова. Несмотря на большое количество разнообразных цифровых зеркальных фотоаппаратов любительского класса, многие граждане, имеющие высокий доход, покупают дорогие профессиональные фотокамеры, а наличие качественной техники позволяет кому-то делать фотографию источником дополнительного дохода. Здесь нет противоречия. Вследствие этого граница, отличавшая прежде профессионального фотографа от фотографа-любителя, значительно «размылась».

     Сейчас на рынке фотоуслуг присутствует невообразимая для многих иных сфер конкуренция. Но она отличается от рыночной, ибо имеет какие-то свои законы. Во-первых, цена услуг, вопреки тому, что предложение превышает спрос, остаётся высокой. Во-вторых, на то, чтобы заполучить клиента, в этой сфере влияет не столько качество оказываемых услуг, сколько коммерческая жилка и «подвешенный язык». Выкладывая портфолио, многочисленные коммерсанты, пришедшие в фотографию в первую очередь ради заработка, не воспитывают художественный вкус населения, а скорее, наоборот, своими работами его опошляют, ибо неискушенному зрителю приходится на слово верить, что профессиональные фотографии выглядят именно так, как преподнёс их этот «дорогой фотограф». Диву даёшься, наблюдая в интернете множество однотипных на первый взгляд симпатичных, но бессмысленных картинок…

... Обработка цифровых фотографий не имеет в виду кардинальное вмешательство. Но она необходима. Поправить чуть «заваленный» горизонт, обрезать лишнее, т.е. откадрировать фотографию – это тоже обработка. При необходимости поправить баланс белого, чтобы цвета были натуральнее, экспозицию, или добавить света в тени, или убавить свет из светлых участков, подправить контрастность, убрать шум зернистости – вот стандартный набор манипуляций, которые я провожу со своей цифровой фотографией. 

     На самом деле в аналоговой фотографии тоже была возможность манипулировать над изображением. Конечно, не так широко, как это можно делать с цифровой фотографией, но всё же. Например, влиять на контрастность можно было, используя разную фотобумагу, а пересвет некоторых участков во время печати можно было подтенить вручную; лишние элементы стирались с уже напечатанной фотографии йодом.… Существовало множество различных приёмов для усовершенствования отпечатка.

     На западе так же, как и я, больше предпочитают фотографию с минимальным вмешательством «фотошопа», обрабатывая фотографии достаточно деликатно. А вот мои российские коллеги, наоборот, почему-то не стесняются отдавать клиенту работу с заметными следами использования графического редактора. Есть, безусловно, вещи, сделанные очень красиво именно благодаря грамотной работе ретушёра. И это – часть личного стиля, и оно уже является составной частью современного искусства, новым направлением в искусстве, свидетелями появления которого все мы являемся.

Редко, но бывают свадьбы, оставляющие такое чувство, словно ты не работал, а гулял там вместе с другими гостями. Каждому встречаются, порой, люди, с которыми моментально находишь, что называется, общий язык. Это зависит и от тебя, и от них. На таких свадьбах всё легко получается само собой, да и с парой потом удаётся поддерживать общение.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Формирование современной свадебной фотографии в России скоро завершится. Предполагается, что в конце этого пути совсем исчезнет грубая постановочная съёмка, т.е., фотографии «жених на колене» и подобные им останутся символом эпохи становления. Возможно, в недалёком будущем в свадебной фотографии начнут активно использоваться квадрокоптеры для панорамной фотосъёмки, которые, безусловно, внесут в неё разнообразие. Скорее всего, будут появляться новые идеи, новые «шаблоны»; новая техника будет создавать новые возможности и формировать новые стили съёмки. Всё это будет эволюцией, естественной для всего, что развивается. Должен совершенствоваться и человек - фотограф, как профессионал.

     Настоящий современный свадебный фотограф должен быть и фоторепортёром, и фотографом - постановщиком, умеющим работать со светом, и пейзажистом, и ретушером, и коммерсантом.

     Свадебные фотографии как результат работы фотографа должны быть качественными во всех отношениях. Вот ключевые факторы, влияющие на получение качественной свадебной фотографии:

- опыт фотографа,

- художественный взгляд фотографа, стиль съёмки, его образование;

- эмоциональный контакт с моделью (в нашем случае - молодоженами);

- используемая техника, которая влияет на техническое качество изображения;

- умение владеть фототехникой, знание её возможностей;

- интересы клиента, на которые фотограф должен ориентироваться.

     Перечислив эти несколько пунктов, я вложил в них огромный мир. Но что скрывает под собой формулировка «художественный взгляд фотографа», или «эмоциональный контакт с моделью»? Об этом можно писать и говорить очень много. Собственно, эти темы и были затронуты в работе. Какие-то более, какие-то – менее. Но я очень мало сказал о самом главном.

     Так что же самое важное в работе фотографа?

     То же, что и в любой другой: любовь к делу и усердие. Если человек занимается своим делом, его труд благороден, в чём бы он ни заключался. Облагораживает не сам труд, облагораживает усердие, порождённое любовью к своему делу и сознанием того, что и для чего ты делаешь. Но не будет усердия к труду ради корысти: очень сильно отличается человек, делающий что-то с любовью от того, который делает то же самое, но по принуждению. Фотоиндустрия не является исключением.  

     Именно это усердие и верность своему делу воспел Гомер в герое «Одиссеи» свинопасе Евмее; именно этими, но умышленно гипертрофированными, качествами наделил Антуан де Сент Экзюпери своего фонарщика в «Маленьком принце». Именно усердие и верность своему делу, вкупе с искренностью и любовью делает из личности Человека, который начинает служить обществу, таким образом обретая и постигая смысл жизни.



[1] Антуан де Сент Экзюпери. Цитадлель; пер. с фр. М.Ю.Кожевниковой.- М.:АСТ:ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С.69

[2] Антуан де Сент Экзюпери. Цитадлель; пер. с фр. М.Ю.Кожевниковой.- М.:АСТ:ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С.146

[3] Антуан де Сент Экзюпери. Цитадлель; пер. с фр. М.Ю.Кожевниковой.- М.:АСТ:ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С.101

[4] Антуан де Сент Экзюпери. Цитадлель; пер. с фр. М.Ю.Кожевниковой.- М.:АСТ:ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – С.41

[5] Толстой Л.Н. Война и мир. В 4-х томах. Т. 1. М.: Правда, 1986.- С. 163